В истории такой войны еще не было – глава УХСПЧ


Микола КозирєвЛуганчанин Микола Козирєв, голова Української Гельсінскої спілки з прав людини, зробив у своєму фейсбуці запис, який вартий того, щоби бути розібраним на цитати усіма українськими ЗМІ. Читайте, судіть самі.

“В истории такой войны еще не было

Я не имею в виду её гибридный характер. Это не новость – воевать, используя разные средства и формы борьбы – оружие, хитрость, коварство, тактические уловки, дипломатию, династические связи и союзы – ради победы над врагом. Всё ради победы! Троянский конь данайцев, “дары приносящих”, – это, в сущности, тоже пример гибридной войны. 

Украина же демонстрирует миру абсолютно новую модель поведения на войне. Вот пример. В ТВ-новостях известный полковник Лысенко сообщает с интонацией работника гидрометеоцентра: сегодня противник -надцать раз обстрелял наши позиции. Трое убитых, пятеро ранено. И встык полковнику идёт репортаж “с места событий”: журналист рассказывает, как противник, не маскируясь, выкатывает в пределах видимости тяжелое орудие, готовясь убивать следующую порцию статистических единиц полковника. “Противник даже не скрывает орудие, ЗНАЯ, ЧТО НАШИ ОТВЕЧАТЬ НЕ БУДУТ”, – сообщает репортер. По его голосу читается: наши – молодцы! Де, соблюдают “минские соглашения”!

Если за этим пацифистсктим благородством тактического головотяпства не скрывается глубоко продуманный и стратегически выверенный план будущей, пусть и не скорой победы над врагом (не знаю – как, не специалист и не посвящен), если такого плана вообще нет, тогда за каждую потерянную жизнь бойца надо весь генералитет вместе с главным воинским начальником отдать под трибунал. Хотелось бы – и с наблюдателями ОБСЕ.

Между прочим, бездарность генералов как нельзя лучше проявилась в этой позорной кампании гонения на добровольческие батальоны по причине ихнего явного нежелания вливаться в ряды милиции и армии.

Комбат батальона “Торнадо” Руслан Онищенко мне рассказывал, что это нежелание имеет простое объяснение: если бы милиционеры не были “мусорами”, которые сдали Луганск и Донецк, – вопросов нет. Если бы в армии не были одни сопляки, которые только водку ищут, – как с ними воевать? А у меня, говорит, костяк спецов и настоящих патриотов, хотя есть и мерзавцы. Но я и их не гоню, потому что они проверены в боях под Волновахой, Иловайском и Дебальцево. Война же. Из-под Иловайска я вывел всех.
– А сколько таких в батальоне, что нигде и сейчас не числятся?
– Да, в черном списке. Более сотни.
– А причина?
– Кто судимый, кто адвокат или судья – не хотят отстраняться от своей профессии, кому западло с мусорами. А есть и такие, что возрастом уже не подходят для службы. Но воюют.
– Так им же довольствия нет. А кушать? Одежда?
– Проблема. Если б не волонтеры… Что-то я и сам тяну, на свои. У меня был хороший бизнес до войны.

Спросил (встреча была в начале мая), насколько справедливы сведения в СМИ о том, что в батальоне много тех, кто нарушает закон? Да, есть, – без уклончивости ответил Руслан Ильич. Во время войны армия, если она не воюет, она разлагается. Сегодня ты живешь, завтра ты труп. И это проблема не только моего батальона. При этом показал мне запись в его смартфоне – о задержанном пьяном солдатике, которому с трудом пришлось втолковать, что он идет прямиком в лапы сепаратистов, что его часть совсем в другой стороне. “Такие вот вояки!”. А еще рассказал, как им приходилось осаживать вояк из …-й бригады (не хочу ошибиться номером), которые до того мародёрствовали в Станице и Счастье, что в почтовом отделении “Новой почты” в Счастье даже вывешено объявление: “Просьба при отправлении холодильников камеры размораживать”. “Суки, даже железные ворота, если красивые, отправляли. На западную”, – уточнил на мой вопрос.

Теперь на “Торнадо” всех собак. И комбат, избитый, в кутузке. А у генерала Науменко (Толя-железяка) и генерала Москаля – оперативный простор открылся. Сдыхались от навязчивого “народного контроля”.

Считаю, что непотопляемость коррумпированного генерала указывает на коррумпированность министра Авакова.

Но не это главная беда. Сама политика полной интеграции добровольческих батальонов в регулярные воинские/милицейские подразделения представляется серьезной ошибкой. Батальоны фактически с самого начала были партизанскими группами, отрядами. Их и надо было так легализовать еще с апреля прошлого года. Действуя преимущественно как разведывательные и диверсионные группы в тылу, они ночами, опираясь на местных патриотов, уничтожали бы штабы, склады и коммуникации противника. Без оглядки на “минские соглашения”.

Кстати, вот исторический факт: уже 28 июля 1941 было принято постановление №1902 Совета народных комиссаров СССР «Об обеспечении добровольцев, вступивших в части действующей Красной Армии», согласно которому устанавливалось, что: «Лица, принятые добровольцами в части войск действующей Красной Армии, удовлетворяются всеми видами довольствия по штатным должностям, на которые они предназначены…”. Это тогда, через месяц после начала войны на нашей территории. А тут год прошел, и сотни добровольцев, уже прошедших боевое крещение, не имеют ни статуса участника боевых действий, ни даже элементарного обеспечения. И на прицеле у бравого военного прокурора, который делает карьеру.

Суки!

Некомпетентность или масштабное предательство?”

 

 

Залишити відповідь

Ваша e-mail адреса не оприлюднюватиметься. Обов’язкові поля позначені *