“Считаю, нас предал Зеленский. Он пытается свое предательство завернуть, как конфетку”, – резонансное интервью одного разведчика


Источник: Факты.

С тех пор, как стало известно, что не имеющая аналогов в истории спецслужб операция украинских военных разведчиков, выманивших в Минск из России и планировавших задержать во время перелета в Стамбул группу наемников ЧВК «Вагнер», многие из которых участвовали в боях на Донбассе, была сорвана командой президента практически за миг до триумфального финиша, мы услышали от власти множество версий.

Сначала — что операции не было и быть не могло, что это все фантазии журналистов, потом — что она была, только совсем не такая, как рассказывают, а после того как 17 ноября этого года вышло подробное расследование группы Вellingcat, нас ошарашили:

«Слава Богу, что операция сорвалась».

Дальше — больше. На пресс-конференции 26 ноября президент Зеленский вообще заявил:

«Мне стыдно за этот эпизод в жизни нашей разведки».

И добавил:

«Это не наша операция, она не продумана подробно».

Вдобавок ко всему назвал бывшего главу Главного управления разведки Минобороны генерала Бурбу «авантюристом и аферистом», мол, тот хотел втянуть его в скандал с президентом Турции Эрдоганом.

Разведчики молчали больше года. Но, видимо, когда терпець урвався наблюдать за бурными потоками лжи и грязи, они заговорили.

20 ноября Савик Шустер показал интервью с генералом Бурбой, рассказавшим, что на Банковой от него требовали отрицать операцию по захвату «вагнеровцев», и еще ряд крайне неприглядных подробностей о действиях власти. Спустя неделю в ту же студию пришли бывшие сотрудники ГУР полковники Юрий Семенюк и Роман Червинский.

Их рассказ вызвал шок у всех вменяемых людей.

Во время нашего разговора Червинский несколько раз повторил, что они с коллегами намерены идти до конца, что их цель — доказать: власть врет. На его счету десятки успешных спецопераций. Пока он может рассказывать лишь о двух (да и то далеко не все) — о задержании фигуранта дела о сбитом боевиками малайзийском «Боинге» Владимира Цемаха и о «вагнергейте».

«Для профессионалов происходящее с нами — дешевый фарс»

— Роман, когда военные разведчики появляются в телеэфире, это нонсенс. Мы увидели на шоу у Шустера вас и вашего коллегу, бывшего главу спецназа ГУР Юрия Семенюка. Ваша жизнь сейчас в опасности?

— Не могу утверждать, что это так, но на нас оказывают психологическое давление, вызывают на допросы, заводят уголовные дела. Нам прямо угрожают, при этом подчеркивают: «Мы же вас пока (!) физически не наказываем».

— Уровень ваших оппонентов?

— Очень высокий. Например, один из сегодняшних руководителей спецслужб беседовал со мной свыше двух часов. Его риторика была следующей: «Зачем вы ходите к журналистам? Зачем об этом говорите? Это недопустимо. Вы переступаете черту». Я парировал: «Но мы же говорим правду! Вы ведь такие же, как и мы. И завтра вас заставят врать, уволят с работы и заведут уголовные дела. Так что мы это делаем и для того, чтобы вы были в безопасности». Они нас обвиняют в том, что мы пытаемся устроить государственный переворот и ликвидировать какого-то сотрудника ГУР. Представляете?

Рассказ полковников Юрия Семенюка и Романа Червинского шокировал украинцев

— Президент на пресс-конференции сообщил, что грядет госпереворот. Который, правда, не случился. Выходит, вы успевали и спецоперациями заниматься, и свержение власти готовить?

— Около двух лет лежит дело о том, что мы что-то где-то готовили.

— То есть это случилось еще до «вагнергейта»?

— Да. До этого же было задержание Цемаха и выдача его России. Меня из СБУ уволили из-за этой истории (Червинский возглавлял 5-е управление департамента контрразведки СБУ, в 2019 году перешел на службу в ГУР. — Авт.).

В общем, они понимают, что мы не остановимся, поэтому пытаются найти хоть какие-то признаки преступлений в нашей работе. Приведу только один факт. Помните громкое задержание группы «Шведа»? (8 июля 2020 года в Киеве сотрудники СБУ среди бела дня обстреляли машину одного из самых разыскиваемых спецслужбами России украинских диверсантов с позывным «Швед»; кремлевские СМИ не раз писали, что именно группа «Шведа» причастна к ликвидации «Моторолы», «Гиви» и Захарченко; «Швед» чудом уцелел, вскоре были задержаны все участники его группы. — Авт.) Причем ребят задержали на передовой в зоне ООС. У них там была своя база, свое оружиеони просто тренировались.

Не буду распыляться и рассказывать детали операций, какие реализовали эти парни. После задержания их по отдельности вывезли в лес, избивали и заставляли признаться, что они готовятся к государственному перевороту, причем под нашим кураторством. Вот чем занимается сегодня СБУ.

Так что давление на нас длится уже давно. Сейчас, к слову, Бурбу и нас обвиняют еще в том, что мы якобы писали «пленки Ермака» (29 марта 2020 года нардеп Гео Лерос обнародовал видеозаписи, на которых человек, похожий на брата главы Офиса президента Дениса Ермака, вел переговоры о назначениях на государственные должности. — Авт.).

— До шантажа близких дело еще не дошло? Тоже ведь весьма эффективный метод.

— Неписаный закон всех офицеров — семья и близкие неприкасаемы. Поэтому рассчитываем, что, если мы его не нарушали, значит и они не нарушат. Не вижу сейчас в Украине людей, которые сделали бы еще и такое. К тому же в органах (в СБУ, в том же ГБР) работают ребята, которые нас поддерживают. Рядовые и даже руководящие сотрудники передают нам приветы: «Мы за вас и не будем делать то, что от нас требуют сверху. Те, кто ставит нам задачу вас преследовать, — смешные. Они не понимают в этом ничего. Думают, что у нас, как в кино, все делается по щелчку пальцев. Захотел — и преследуешь». Для этого нужны процессуальные основания, какие-то признаки преступлений, еще что-то. Нужно доказывать, что я готовлю переворот, а не просто рассказывать об этом на пресс-конференции. Поэтому нам говорят: «Успокойтесь. Мы возбудили десять дел. Но все они мертвые».

— То есть вы рассчитываете на цеховую солидарность?

— Конечно. После эфира у Шустера ощутили еще большую поддержку. Так что понимаем, что Ермак и Зеленский остались вдвоем. Может, еще Демченко (первый заместитель секретаря СНБО. — Авт.) да Гогилашвили (бывший заместитель министра МВД, попавший недавно в громкий скандал, после чего выяснился ряд вопиющих фактов о его прошлом. — Авт.) с ними…

Для профессионалов происходящее с нами — дешевый фарс. Поэтому мы и «пошли на вы» с властью: «Вы врете. Мы простые офицеры в отставке. И готовы доказывать свою правоту». Это уже дало нам первый результат. Им мы считаем решение парламентской временной следственной комиссии (ВСК). Ее председателю Марьяне Безуглой я благодарен (и всем это говорю), потому что она нарушила указания Офиса президента.

Роман Червинский: «Мы говорим власти: вы врете, мы простые офицеры в отставке и готовы доказывать свою правоту»

Они рассчитывали, что она не профессионал, что дадут ей фальшивые документы, что придет Буданов (глава ГУР с 5 августа 2020 года. — Авт.), который нас всех уволил, и расскажет версию Ермака: дескать, это российская операция, разведчики все выдумывают, ничего не было, они только собирали данные на «вагнеровцев». А нас обрисовали какими-то изгоями, которых выгнали с работы за воровство: «Не слушайте их». Буданов действительно пришел и все это выложил. И Безуглая этому поверила.

— Вы давали показания комиссии?

— Конечно. Именно благодаря нам комиссия начала работать и вникать во все перипетии. Нас там услышали. Если вы внимательно читали промежуточный вывод комиссии, там написано, что это была украинская успешная спецоперация, что она была запланирована, что Россия эту операцию никаким образом не сопровождала. Единственное, Безуглая пытается размыть ситуацию и пишет, что было четыре сценария развития, в том числе задержание «вагнеровцев» в Минске. На самом деле сценарий был лишь один — задержание их в Киеве. И она его тоже описывает. Для нас уже победа, что результаты расследования комиссии прямо противоречат тому, что говорят Зеленский и Ермак. Надеемся, что далі буде.

А пока через СМИ пытаемся донести, что власть врет. И что они не такие страшные, как думают о себе. До сих пор не поняли, что сейчас ничего не утаишь.

«Каково ребятам на передовой услышать, что Зеленскому стыдно за разведчиков?»

— За что уволили вас, офицера с таким колоссальным опытом организации спецопераций?

— Это называется просто — оргштатные изменения. У коллег та же причина. Нам не нашлось места в ГУР и СБУ.

Я отдал службе 28 лет. Не хочу хвастать, но никогда за все тридцать лет независимости СБУ, ГУР и другие спецслужбы не проводили такие спецоперации, какие проводили мы на оккупированных территориях и, может, в России. В планировании и руководстве большинства этих мероприятий я принимал непосредственное участие. То, что им не нужен теперь наш опыт, могу объяснить одним: они боятся ссориться с Россией. О`кей, спасибо. Но нельзя же так разбрасываться опытными кадрами и так выгонять людей. Война продолжается. Что подумают ребята, которые остались работать в тылу врага и на передовой? Каково им услышать, что Зеленскому стыдно за разведчиков? Это для меня самая большая боль. Поэтому я здесь, чтобы парни знали, что мы не остановимся и что они достойны уважения украинского народа. Точка.

— Многие эксперты считают операцию «Авеню» по поимке «вагнеровцев» успешной, хоть она и была сорвана, ведь для Гааги собран отличный кейс — данные этих наемников.

— Там уже признали, что аудиозаписи переговоров с ними — одно из доказательств российской агрессии в Украине.

— Значит, все не зря. В расследовании Вellingcat четко показано, что операция была выверена и рассчитана до микрона.

— Это два года круглосуточной работы пятерых офицеров ГУР. «Сергей Петрович» (сотрудник ГУР, вербовавший наемников якобы для работы в Венесуэле. — Авт.), который отвечал на звонки «вагнеровцев» и общался с ними, вообще этим жил. Особенно напряженным был этап, когда мы вплотную подошли к реализации, то есть когда боевики уже собрались в дорогу. Мы четко понимали, что стоим у цели и что маховик остановить невозможно.

— Кому пришла идея провернуть настолько сложную схему?

— Эта идея обговаривалась давно. Когда мы 27 июня 2019 года задержали бывшего командира ПВО Снежного Цемаха, а затем доставили его на подконтрольную территорию, поняли, что можем многое. В этом и заключается профессионализм. Поэтому на конечном этапе разработки «вагнеровцев» Бурба из нескольких вариантов выбрал именно доставку их самолетом, что давало возможность задержать наибольшее количество преступников. Он сказал: «Да, мы делаем так».

От руководителя Главного управления разведки Министерства обороны генерала Василия Бурбы требовали отрицать операцию по захвату «вагнеровцев»

Когда «вагнеровцы» были в Минске, все, кто участвовал в операции, решили, что — все, мы уже победили. Никто ведь не ожидал такого прямого предательства. Сегодня могу открыто сказать вам — у нас есть доказательства, что был звонок.

— Можете их озвучить?

— Пока нет. Готовы их озвучить ВСК. Придет время, расскажем всем. Мы знаем, кто предложил позвонить, и кто акцептировал эту идею.

— Слово «акцептировал» Зеленский повторил на пресс- конференции несколько раз.

— Он же этим словом манипулирует. Хочу четко его лексиконом ему и ответить. Именно он это сделал. И пусть он выйдет и в лицо нам скажет, что это не так. На протяжении полутора лет вокруг этой темы — предал он нас или нет — и крутится весь сыр-бор. Я считаю, что нас предал Зеленский. Сейчас он пытается свое предательство завернуть, как конфетку, в разные версии. Что Бурба «авантюрист и аферист», что разразился бы скандал с Турцией.

«Теория Зеленского, что погибли бы ни в чем не повинные люди, безосновательна»

— Зеленский убежден, что вы не имели права подвергать риску пассажиров самолета Turkish Airlines, который совершил бы вынужденную посадку в Украине.

— В Чикагской конвенции (Конвенция о международной гражданской авиации. — Авт.) оговорено три варианта вынужденной посадки самолета — технические неисправности, необходимость оказать неотложную медицинскую помощь кому- то из пассажиров или членов экипажа, сообщение о возможном теракте на борту. Мы выбрали сообщение о теракте.

Самолет должен был находиться в небе над Украиной 28 минут. Спустя две-три минуты после пересечения нашей воздушной границы раздался бы звонок: «Ваш борт заминирован, в салоне находятся террористы». Мы могли бы сказать пилоту это, а могли бы и не сказать — планировали на последнем этапе принять решение с «Украерорухом». Там нам объяснили, что имеют полное право сообщить пилоту, что самолет должен сесть. Командир экипажа обратился бы к пассажирам: «У нас техническая неполадка, мы обязаны приземлиться». И что, «вагнеровцы», которые спокойно сидят в салоне, решат: «А давайте-ка захватим самолет»? Зачем? Чтобы разбиться? А вдруг действительно техническая неполадка? Это глупо. Мы планировали все реально.

Если бы случился форс-мажор (заваруха на борту или кто-то из «вагнеровцев» возмутился бы, что самолет приземляется), мы не собирались устраивать силовую акцию и вступать в физический контакт с этими «товарищами». В салоне должны были сидеть люди, которые правильно успокоили бы нервничающих граждан. Исключительно психологически.

— То есть риск для пассажиров был сведен к минимуму?

— Вообще к нулю. Если бы стало понятно, что наступила критическая ситуация и летчик сказал бы: «Я не могу садиться, кто-то на борту угрожает захватом заложников», мы ответили бы: «Хорошо, тогда это твое решение, лети дальше». Никто рисковать не собирался. Посему теория Зеленского, что погибли бы ни в чем не повинные люди, безосновательна. Как и его версия, что Эрдоган нам не простил бы эту операцию.

— Вполне возможно, что Эрдоган, наоборот, восхитился бы нашими специалистами.

— И я так думаю. Это манипуляция со стороны Зеленского. Его слова не имеют ни профессионального, ни экспертного подтверждения. У него нет абсолютно никакого основания говорить такое. Разве чтобы очернить нас.

“Слава Богу, что этого не случилось”, – заявил на пресс-конференции Зеленский об операции, которая могла стать одной из лучших в истории украинских спецслужб 

Теперь о главном. Мы знаем, что звонок Лукашенко был. Значит, у него есть и запись разговора, как Зеленский сдает ему «вагнеровцев» — до их задержания! — и заодно нашу операцию. Лукашенко на пресс-конференции сам сказал: «Мы получили информацию о том, что на нашей территории есть „вагнеровцы“, которые собираются совершить переворот». И кто сейчас говорит о том, что ему было неинтересно проводить эту операцию? Зеленский.

И если Зеленский скажет, что операции не было и звонка не было, у Лукашенко в руках появляется золотая карта, которой он может сбить Зеленского в любую секунду. Мне кажется, он эту карту уже разыгрывает. Почему Зеленский решил покупать электроэнергию в Беларуси вопреки санкциям Евросоюза и Америки, причем после нашей операции? Может, эта карта уже играет?

Мы же видим, что Зеленский боится. Он никогда не сможет сказать, что этого звонка не было. Рано или поздно признаться придется. Так пусть расскажет и как мужчина, и как верховный главнокомандующий, что он сделал. Вот где сейчас идет шахматная партия.

— Кто-то в шахматы играет, кто-то в «чапаева»… Можете рассказать хоть что-то о других спецоперациях? Ликвидация «Гиви», «Моторолы», Захарченко чьих рук дело?

— Отвечу так. Гибель этих персонажей серьезно подняла боевой дух всех, кто находится на передовой. Да, израильтяне подтверждают свои операции, они не боятся этого. Они за одного своего солдата могут отдать тысячи пленных (в октябре 2011 года солдата армии обороны Израиля Гилада Шалита обменяли на 1207 палестинцев. — Авт.). А мы не можем. Мы, наоборот, гнобим наших офицеров. Все, кого вы назвали, были, скажем так, статусными фигурами в так называемой «ДНР». Их нет… Это война. Они проиграли в этой схватке.

— СМИ пишут, что еще готовилась дерзкая операция по освобождению узников из «Изоляции» — концлагеря боевиков в центре Донецка.

— Я рассказал вам о ребятах, которых пытали и заставляли признаться, что они готовят государственный переворот. Они пытались заняться и «Изоляцией». Комментировать саму операцию не буду.

«Мы готовили задержание Цемаха где-то около года»

— Теперь об истории с Цемахом. Он жив?

— Жив. По нашим данным, живет в России. Там его прячут, хотя обязаны выдать суду в Гааге как свидетеля, поскольку есть международное соглашение о том, что государства обязуются способствовать друг другу в раскрытии резонансных преступлений, в частности террористических актов.

Цемах попал в поле зрения международной следственной группы, расследующей трагедию с «Боингом». В их распоряжении огромный массив материалов, добытый и техническим, и другими путями. Они нам дали список ценных и менее ценных свидетелей и участников. Мы начали по нему работать — изучать, кто где живет, кто чем занимается. В итоге выбрали пять основных объектов. Цемах был самым важным.

В нашей работе были очень заинтересованы голландцы. Ведь есть доказательства, что Цемах заводил группу россиян с «Буком» на позиции, докладывал руководству (Гиркину), что «задача выполнена», и выводил «Бук» после выстрела, что он лично общался с экипажем и командиром экипажа. Но у голландцев такая работа проводится иначе.

Они переманивают людей, чтобы те добровольно пришли давать показания. Понимая, что такого не будет, они даже рассматривали сумасшедшую идею — залететь в Снежное двумя боевыми вертолетами и выкрасть Цемаха. Настолько он был для них ценен.

«По нашим данным, Владимир Цемах живет в России. Там его прячут, хотя обязаны выдать суду в Гааге как ключевого свидетеля», — рассказывает Червинский

Обратились к нам: «У вас такой опыт. Подумайте, что вы можете предложить». Мы предложили свой вариант — доставить Цемаха на подконтрольную территорию. Они не верили, что это может получиться. Когда мы его задержали и затем доставили в Киев, их следователи не поверили. Они пять лет пытались что-нибудь сделать, но ничего не получалось. Мы готовили задержание Цемаха где-то около года. Эта история шла волнами, так как мы отвлекались на другие серьезные операции.

Цемах находился в самой гуще эпопеи с «Боингом», поскольку руководил противовоздушной обороной Снежного. Тогда в том районе активно работали наши «сушки». Сначала боевики использовали переносной зенитно-ракетный комплекс «Игла». Наши его разбомбили. Потому россияне доставили туда «Бук». И вот на следующий день после его установки произошла такая трагедия.

В том, что случилось, сыграло свою роль и то, что у «Бука» не хватало радиолокационной части, которая определяет категорию самолета. Ее россияне просто не дали.

— Поскупились?

— Видимо, да, ведь она недешевая. У боевиков был лишь радар (как в фильмах показывают — просто движется точка). Если бы была радиолокация, точки были бы разного размера и можно было бы понять, что именно летит — большой пассажирский самолет или маленький истребитель. А они увидели точку, определили координаты — и бахнули.

Поэтому россияне выдвинули бредовую версию, что якобы летел большой украинский бомбардировщик, его сопровождал маленький истребитель. И вот когда «ополченцы» сбили «Буком» бомбардировщик, истребитель, подумав, что в него кто-то стреляет с воздуха, начал ответную атаку и сбил «Боинг».

Авторы этой идеи — Цемах с Гиркиным. Они и внушили ее командиру экипажа «Бука». Этот молодой офицер пребывал в шоке. Он словно окаменел — не мог ни слова сказать, ни решения принять. И отказывался выводить «Бук», который следовало срочно спрятать, в Россию. Цемаху пришлось этого офицера всю ночь «оживлять».

— Что Цемах за человек? Судя по фото, крепко пьющий. Да и интеллектом особо не блещет.

— В прошлом он профессиональный военный (Цемах 1961 года рождения, окончил Полтавское высшее зенитное ракетно- командное училище, участвовал в войне в Афганистане, затем служил на Дальнем Востоке, ушел в запас в 1992 году. — Авт.). Немного поработал на шахте. Но не мог найти себе применения в гражданской жизни. У военных ведь как? Когда его выбрасывают из армии (вот как нас сейчас вышвырнули, мягко говоря) — у него нет командира, и он не знает, что делать.

Им командовала жена, директор Снежнянского горного техникума, убежденная сепаратистка. Именно она заставила его весной 2014 года пойти в местную самооборону и воевать против Украины. В июне ему предложили стать руководителем противовоздушной обороны Снежного. Тем более, что это его профиль.

В марте 2015 года, после окончания активных боевых действий, его освободили от должности, он уже стал им не нужен. Когда мы начали за ним наблюдать, он снова маялся без дела — сидел дома (Цемахи жили на первом этаже панельной пятиэтажки), вел пассивный образ жизни. Преподавал физкультуру в техникуме жены, но это все было не то. Все его заботы — довезти жену на работу и потом забрать ее. Не могу сказать, что сильно пил.

«Если бы Цемаха не отдали, он рассказал бы все»

— Как вы вели наблюдение? Ведь это маленький город, где все друг друга знают. Приезжих видно сразу.

— За ним не ездили постоянно. Просто однажды вечером к его машине наш сотрудник прикрепил трекер — маячок для слежки. Так что следили за всеми его перемещениями по точкам. Хлоп — он остановился, наши подъехали, посмотрели, что он там делает. Мы в принципе знали о нем все. Его ежедневный график практически не менялся: утром везет жену на работу, возвращается, выносит мусор, постоит на крыльце, покурит и заходит в квартиру, вечером забирает жену. Иногда приезжает в спортзал.

День «Ч» был запланирован на конец июня. Мы выжидали удобный момент. И вот около десяти утра (все спокойно, пустой двор), едва Цемах, возвратившись домой, открыл дверь в квартиру, наш человек зашел вместе с ним и предложил ему проехать в Донецк, где его якобы ждут для разговора. Цемах пытался отказываться. Но через пять минут уже был готов выходить. Второй сотрудник ждал в машине возле подъезда. В салоне стояла сложенная инвалидная коляска. Его посадили на заднее сиденье за водителем и повезли. Это был первый этап. Второй этап — пересечение линии разграничения, о чем уже много написано. Наша передовая группа ждала в районе Курахово, чтобы выдвинуться навстречу.

Знаете, возмущает цинизм россиян. Ведь Россия подала в ЕСПЧ иск к Украине, в том числе на нас, поскольку, видите ли, мы насильно выкрали бедного Цемаха. Они не хотят выдавать его суду в Гааге, поэтому начали бомбить Киев встречными исками. В чем незаконность? Это наша территория, он преступник. Кроме «Боинга» в биографии Цемаха есть еще один эпизод. 6 августа 2014 года возле блокпоста No43, которым он руководил, был расстрелян БТР ВСУ, погибли четверо военнослужащих. Он даже хвастался этим, можете найти сюжет в Интернете. И мы после всего этого не имеем права задержать его?

— Цемах дал показания следствию?

— Он уже готов был рассказывать. Но к нему постоянно приезжал его адвокат из Донецка, который, естественно, передавал приветы и указания. Привозил продукты и всякие мелочи вплоть до зубной пасты и показывал — это все из Донецка, значит мы тебя не бросили. «Если будешь молчать, мы тебя вытащим».

Цемах признался следователям, что расстрелял на блокпосту людей (только одно это тянет на пожизненное). Но про «Боинг» ничего не рассказал.

Мы могли бы получить от него признания очень быстро. Но, опять же, в международном суде нам сказали: «Он должен все рассказать добровольно. Это нужно в том числе и для того, чтобы мы его потом не выдали России».

— Когда голландские следователи узнали, что Киев намерен отдать его России, как они это комментировали?

— Естественно, люди были очень возмущены. Их премьер- министр писал письма, были звонки Зеленскому. Поэтому он долго принимал решение — отдавать Цемаха, не отдавать. С одной стороны Кремль давит, с другой – Нидерланды. В конце концов он решил: пусть этим занимается Ермак. И отдал все на откуп Ермаку.

— Ермак заверял, что Цемах не был суперважным свидетелем, и что Украина дала возможность голландским следователям провести необходимые следственные действия.

— Даже по этому эпизоду убеждаюсь, что он косвенно работает на Россию. Следователям нужно было время. Адвокат говорил Цемаху: «Молчи и жди. Обмен будет 1 сентября». А следователь: «Тебя не поменяют, ты никуда не едешь, рассказывай». Цемах, понятно, ждал. Во второй половине 2019 года было запланировано два обмена: первый в сентябре (моряки) и в декабре большой. Следователи просили Ермака потянуть с выдачей Цемаха хотя бы до декабря. Тот пообещал: «Хорошо, я вас услышал. Включаю Цемаха на обмен в декабре». А 4 сентября пришел: «Отдавайте Цемаха». — «Как? Вы же обещали». — «Нет-нет, это указание. Отдавайте, и все». Просто забрал и увез. Даже здесь обманул. Уверен: если бы Цемаха не отдали, он рассказал бы все.

— Как вы работали с остальными четырьмя ключевыми фигурантами?

— Пока не стоит рассказывать.

«Людей, которые не боятся, будет все больше и больше»

— Но вернемся к «вагнергейту». Вы сказали на ток-шоу у Шустера, что «материалы о проведении спецоперации были уничтожены и подделаны, чтобы скрыть предательство среди высшего руководства государства». На каком основании это утверждаете? Уничтожение таких документов уголовно наказуемо.

— У меня есть свидетельские показания, я их изложил в своем письме Безуглой. Офицеров разведки действительно заставляли выполнять незаконные требования — уничтожать документы про операцию. Они отказались.

— Вы наверняка предвидели и такой расклад. У вас нет копий этих материалов?

— Нет.

Для меня это вообще показательная история. По указке верховного главнокомандующего — офицеров, которые давали присягу служить стране, которые проводили классную операцию, заставляют врать, фальсифицировать документы, то есть преступать закон. Вот тут для меня самый страшный диссонанс. Что человек заставляет ломать через колено и делать точно такими же, как он, тех, кто готов был на войне отдавать жизни за Украину. Я хочу решить эту проблему. Поэтому и обратился в ВСК, чтобы они пригласили парней для дачи свидетельских показаний и те рассказали, что их заставляют делать в интересах Зеленского, Ермака и остальных, кто отрицает эту операцию.

Наемники из ЧВК Вагнера, которых задержали белорусские спецслужбы и затем вернули в Россию, должны были оказаться на скамье подсудимых в Гааге

А самая вишенка на торте — что во главе этой фальсификации стоит Буданов. То есть боевой генерал, участвовавший в серьезных операциях, подыгрывает людям, у которых нет ни чести, ни совести, которые врут и дискредитируют нас и сдают нас сегодня, я вижу, России. Что, боевой генерал сломался? У него нет моральных ценностей, чести и совести? А вот ребята держат удар…

— В какой-то тугой узел все завязывается.

— Это тугой узел для них. А мы спокойно рассказываем правду и хотим, чтобы она стала известна всем. Это наша цель.

— И вы готовы идти до конца?

— Конечно. Мы и идем.

Скажу еще, что как такового «крота» не существует. Политическое решение принимали Зеленский, Ермак и Демченко. И начали его выполнять. Эти три человека не хотели, чтобы эта операция была доведена до логического конца. А если даже и хотели (имею в виду звонок Лукашенко), то все равно сделать так, чтобы Бурба не имел к этому отношения, а они получат бонусы от операции — задержат террористов и потом будут менять как Цемаха и пиариться на этом. Но при этом, играя на руку РФ, — увольняют тех, кто может проводить такие мероприятия.

— Журналист Бутусов называет Демченко предателем и пишет открытым текстом, что это российский шпион в окружении президента. Это правда?

— Он точно в той системе. Например, по имеющимся у меня данным именно Демченко является инициатором ликвидации в наших органах подразделений, которые четко противодействуют России. Что никому в голову никогда не приходило. Эти структуры были ликвидированы в Службе внешней разведки в сентябре этого года. Бывший глава СВР Кондратюк сопротивлялся этому. Его убрали. 21 июля этого года на его место назначили Литвиненко, очень близкого к семье Ермака. За месяц Литвиненко провел реорганизацию в нарушение всех порядков. Когда принимают решения об изменениях в структуре внешней разведки, СБУ и т. д., требуется согласовать их в парламентском комитете по вопросам нацбезопасности, обороны и разведки и в СНБО. Этот проект не прошел экспертизу нигде. Но Демченко сам все подписал. Это подтверждают в комитете Верховной Рады.

Понимаете, россияне действуют на нашей территории. Наше интервью только об этом. И о том, что власть врет.

— Не страшно?

— Абсолютно не страшно. Почему? Во-первых, пошла игра в открытую, а это уже совсем другие правила. Во-вторых, у них нет идеи, как с нами расправиться. Ну, какая у них идея? Вранье? Аннулировать паспорта? Послушайте, это мелкие аферисты, которые пытаются нас одурачить.

А вообще, мы должны сказать им спасибо за урок. Чтобы такое больше не повторилось. Тем более в воюющей стране.

Обидно, конечно, что филигранных спецопераций больше не проводят. Сейчас идет глубокое противостояние наших и российских спецслужб. И вот когда агент влияния имеет возможность убирать высококлассных специалистов и назначать тех, кто не способен провести спецоперацию… Им ставят задачу работать дальше, а они все проваливают. Провал, провал, провал…

— В завершение задам традиционный вопрос. Вы верите, что Украина выстоит в этом лихолетье? Ведь осознание того, что власть страны, возле границ которой стоит армада, устроила дичайшую схватку с разведчиками, вызывает оторопь и приводит к самым пессимистическим прогнозам. Страна летит в пропасть, это очевидно.

— Однозначным плюсом считаю то, что наше общество развивается. Даже то, что власть на нас реагирует и что ей сейчас больно, это супер. Думаю, народ точно больше не выберет тех, кто нас обманывает.

— Но наша национальная традиция — танцы на граблях.

— Ничего страшного. Будем учиться танцевать на граблях. Потом глядишь и соскочим с них. Я, например, благодарен полицейским, которые дали отпор Гогилашвили.

— Однако Бутусов написал, что его охрана — это шестеро офицеров спецназа ГУР, он назвал даже номер воинской части, что Гогилашвили использовал бронеавтомобиль, предоставленный посольством США для обеспечения безопасности Юрия Семенюка. С этим как быть?

— Это показывает всю нелепость кадровой политики Зеленского-Ермака. Тех, кто воюет, — дискредитируют, а граждан России охраняют те, кто должен воевать. Это если объяснить в двух словах.

— Но то, что полицейские выложили видео и показали зама министра во всей красе, это поступок.

— Безусловно. Поверьте, людей, которые не боятся, будет все больше и больше. Поэтому мы и пришли к Шустеру, пришли к вам. Мы хотим, чтобы наши люди поняли — власть должна выполнять законы и быть честна с нами. Они сегодня одно соврали, завтра другое, потом тратят на свое оправдание силы и время и получается, что бегают по кругу. Они идут в тупик, в бездну. Радует то, что настоящие офицеры и следователи не собираются выполнять противоправные указания с Банковой. Так что давайте закончим наш разговор на позитивной ноте.

Donate to Myrotvorets

Залишити відповідь

Ваша e-mail адреса не оприлюднюватиметься.